Как повлияет миграционный кризис на объединение Белоруссии и России

Как повлияет миграционный кризис на объединение Белоруссии и России
В Кремле назвали высказывания польского премьера Матеуша Моравецкого о том, что Россия якобы причастна к ситуации на белорусско-польской границе, неприемлемыми и безответственными. Перед этим президенты РФ и Белоруссии по телефону обсудили кризис с мигрантами, в том числе и «жесткие действия польской стороны по отношению к мирным людям».

Откуда на белорусско-польской границе враз появились тысячи мигрантов, рвущихся в ЕС, и почему проблема их нелегального проникновения через РБ в Европу чрезвычайно обострилась именно сейчас, в общем-то, понятно. Раньше мирных путешественников из Сирии, Ирака, Ливана, Нигерии и т. д. чартерами завозили в Белоруссию, в аэропорту по прилете они получали белорусские визы, а дальше — любыми способами с помощью местных «проводников» — проникали через белорусскую границу на Запад, становясь нелегальными мигрантами. Польша для них была всего лишь транзитной территорией по пути в ту же Германию. Но теперь этот канал, скорее всего, будет перекрыт, да и визы в белорусских аэропортах вроде бы прекратили выдавать.

Тем не менее всю прошедшую неделю сообщалось о штурме тысячами не состоявшихся пока таких нелегалов участков границы в районе Гродненской области. В ответ на это польские военные применяли слезоточивый газ, спецсредства. Словом, ситуация весьма тревожная, но на момент сдачи номера «Вольной Кубани» в печать сообщений о массовых прорывах границы не поступало, хотя Польша и Литва уже стянули войска к границе.

Вряд ли стоит в очередной раз говорить о том, что миграционные потоки из стран Ближнего Востока, Азии, Африки в Европу — это не только огромная проблема для стран зоны ЕС, но и сверхприбыльный бизнес, приобретающий в последнее время четко выраженные черты политического оружия, или, я бы сказал, вируса неминуемой нестабильности. Эдакого оружия буквально массового поражения, от которого нет вакцин, особенно в рамках идущей глобализации, но это так, к слову. Тем не менее достаточно вспомнить регулярные угрозы турецкого лидера Реджепа Эрдогана заполонить Европу мигрантами, если там не захотят выполнить очередное его какое-нибудь пожелание, будь это военное присутствие турок в Сирии, вмешательство в нагорно-карабахский конфликт или строительство морского канала «Стамбул». А в прошлом году он на границе Турции и Греции такую же, как в Белоруссии, мигрантскую атаку устроил. Но ему, как члену НАТО, наверное, можно, а вот Батьке — нельзя. Снова двойные стандарты…

Увы, Белоруссия, похоже, в последнее время наряду с Турцией стала перевалочным лагерем для тысяч «туристов», мирно путешествующих из зон конфликтов (а теперь еще и из Афганистана) в лоно европейской цивилизации. Но Лукашенко можно понять, как говорится, и простить. Согласитесь, что после протестных акций оппозиции, попыток свержения белорусского президента, немедленно и широко поддержанных Евросоюзом, такой вот «симметричный» ответ от «последнего диктатора Европы» выглядит вполне логичным. Тем более что он сам летом заявлял: мол, вы мне санкции и ограничения, а я вам — поток нелегалов и т. д. В рамках ваших же конвенций о высших европейских ценностях по защите таких людей, беженцев, обеспечения их безопасности и интересов, и, конечно же, из самых гуманитарных соображений. Вопрос о том, местные ли «бизнесмены» организовали этот белорусский коридор или он проходит и через Россию, тоже заполненную мигрантами, остается открытым. Впрочем, ряд СМИ уже заявили, что власти ЕС, США и Великобритании рассматривают возможность введения с декабря этого года санкций против Аэрофлота, а также Турецких Авиалиний и других компаний, совершающих рейсы в РБ.

Судя по нагнетаемой польскими властями истерии, призывам о помощи к НАТО, обращению в Совет Безопасности ООН и т. д., не исключено, что вмешательство России действительно потребуется. Для защиты, пожалуй, единственного своего союзника. Потому что, на мой взгляд, сейчас там возникает реальная угроза, может быть, даже и вооруженного конфликта с непредсказуемыми последствиями.

Наверное, еще год назад в Евросоюзе не могли бы всерьез говорить о скоординированных действиях Москвы и Минска по любому вопросу континентальной политики. Однако после белорусских протестов, вызванных результатами президентских выборов, и прошедших весьма спокойно выборов в Государственную Думу России вялотекущий уже лет двадцать процесс интеграции двух государств не просто ускорился, а, можно сказать, резко рванул вперед. А на прошедшем 4 ноября заседании Высшего Госсовета Союзного государства Александр Лукашенко впервые заявил о возможности признания Крыма российским. Таким образом как бы окончательно определившись с дальнейшим вектором развития Республики Беларусь, поддержав важнейшую внешнеполитическую доктрину российского президента.

Вот и звонки и.о. канцлера Германии Ангелы Меркель президенту Путину по поводу кризиса на белорусско-польской границе с призывами увещевать Батьку косвенно подтверждают, что западные правящие круги уже рассматривают Белоруссию как часть России, несмотря на отсутствие пока соответствующих правовых актов. Но на прошедшем заседании Высшего Госсовета Союзного государства сообщалось об окончательном утверждении президентами 28 дорожных карт (отраслевых программ) по экономической интеграции наших государств, которые в скором времени должны будут имплементированы в законодательство двух стран. Произойдет это в рамках декрета Госсовета «Об основных направлениях реализации положений Договора о создании Союзного государства на 2021–2023 годы».

Наш постоянный автор, эксперт по безопасности, писатель, юрист Сергей Платонов говорит, что теория и практика межгосударственных объединений показывают существование двух основных видов таких союзов. Первый — Федерация — тесный союз. Поэтому, как правило, более успешный и долговременный. Второй — Конфедерация — скорее рыхлый и потому не очень прочный. По мнению эксперта, есть два основных препятствия для объединения РФ и РБ. 

«Во-первых, различие экономико-социальной модели двух государств, например, в Беларуси земли сельхозназначения и недра могут находиться только в государственной собственности, и это — явные признаки госкапитализма, отличного от российского корпоративного. Также среди белорусов низка преступность и отсутствует плутократия как правящий слой; во-вторых, есть неясность конечной цели и юридического характера объединения, из-за чего даже его название остается двусмысленным. В данном случае, по моему мнению, было бы естественным вхождение Беларуси в состав Российской Федерации в качестве ее субъекта. Неужели за столько лет не стало ясно, что прежние половинчатые намерения и решения себя явно не оправдали? А возможное название обновленной федерации — „Федеративная Республика Русь“ — было бы вполне отвечающим содержанию Союза (и без надуманных понятий типа Белоруссия, Малороссия или Великороссия). В настоящее время часть названия „Союзное государство“ указывает на федерацию, другая часть „России и Беларуси“ указывает на конфедеративный характер объединения», — говорит Сергей Платонов.

С нашим экспертом трудно не согласиться. Добавлю лишь, что кроме предстоящего принятия порядка четырех сотен «интеграционных» законов Госдумой окончательное решение об объединении наверняка будет приниматься на референдуме. И если процесс, что называется, пошел, то наиболее подходящее время для общенародного одобрения создания Союзного государства России и Белоруссии, чем начало весны следующего года, трудно придумать. Потому что через год начнется подготовка к выборам президента в нашей стране. И, возможно, в 2024 году мы будем избирать не Президента РФ, а главу Союза или Федерации Русь, в которой, очень хочется надеяться, проблема мигрантов будет решаться в интересах коренного населения, а не ради «европейских ценностей».

А вы как думаете?

Ранее мы писали: Саммит G20: глобализация как высшая стадия капитализма